Задорнов и Гордон о Славянстве Шутка или сражение!

В результате техногенных или(и) природных катастроф конца 18 века и более ранних,  власть на Земле сумели захватить интернациональное жульё и ворьё:  Опг "ЖиВ"

Структура власти опг "ЖиВ":

- Религии. Для оболванивая населения.;

- Политика.  Государства, режимы, строи, формации такие как монархия,  капитализм, социализм, и прочие диктатуры элит, как кучки "избранных", огороженных  от людей демократическими и иными законодательствами, конституциями, которыми очень легко можно манипулировать;

- Экономика.  Ссудный процент, ростовщики,  ростовщи́чество;

- Наука.  Создана против естествознания.

- Культура. Литература, искусство , и прочий суррогат против народного творчества.

Опг "Жив"  - это королевская семья Англии как вывеска и её обслуживающий персонал, как основная ударная сила".

Иудейство и еврейство основной военный, политэкономический инструмент.  

Всё войны, конфликты организовала и организовывает  опг "ЖиВ. 


(no subject)

ГЛАВНАЯ ЦЕННОСТЬ ЦИВИЛИЗАЦИИ СЕГОДНЯ - ЭТО ЛИЧНОСТЬ

ГЛАВНАЯ ЦЕННОСТЬ ЦИВИЛИЗАЦИИ СЕГОДНЯ - ЭТО ЛИЧНОСТЬ

Я хочу обратить Ваше внимание на то, что только лишь совсем недавно главной ценностью цивилизации, а главное передовых государств мира, стал именно человек, его личность его права и свободы. И это произошло практически впервые за всю нашу историю. Смотрите сами, в начале истории главной ценностью государства и всего народа являлся царь, император, фараон и так далее. Он, по сути, был богом и все остальные были просто его собственностью. Потом в античности во время возникновения греческих и римской демократий ценностью стала община или полис т.е иными словами городская община. Что было уже более прогрессивно. Я кстати напомню, что именно в городах зародилась, развивалась и развивается, по сей день, цивилизация. Это происходит из-за самого этого уникального объединения - города, где всегда гораздо более интенсивно и тесно шел обмен информацией, идеями, технологиями и знаниями. При этом город давал защиту и более высокое качество жизни. Но мы отвлеклись.

Collapse )

(no subject)

Чего гадать? Питер это камень. Именно тот, что вызвал катастрофу и именно тот, который стилизованно выполнен в виде головных уборов католических священников и лжемонархов. Что то наподобие летящего Авангарда. Дед Мороз символизирует собой победу над замороженной Тартарией. А кто это сделал? Дак Дед Мороз поздравляет всех нас с Новым Годом. Год слово не русское. Мы не говорим годоисчисление, а летоисчисление, не годопись, а летопись. О, майн Год! О мой бог! С новым богом поздравляет нас дед мороз, с новым обрезанным богом. И что то подсказывает мне, что заморожена Тартария в самую длинную ночь. Потому рождество (новой эры) и новый год (бог) совпадают. При понимании этого совсем по новому звучат Сантии Веды Перуновы. Да! Перун теперь зовется ЮПитером. ЮПитер - пропустивший камень. А Перун наш защитник и притягивает на себя большинство астероидов. А придурки радуются и ничего не смыслят в происходящем, как в прямом следствии прошлой катастрофы. Над ними откровенно глумятся, а они с радостью шлют друг другу поздравления. Глумятся над прахом своих Предков и принимают подарки от их убийц. Это так же смешно наблюдать из лето в лето, как скачущих блох на майдане. Кто не в теме, посмотрите видео про скачущих блох.

Футуристика на костылях здравого смысла

Известный публицист и футуролог Максим Калашников с завидным постоянством публикующий статьи в своем блоге и на Форуме.мск, недавно порадовал читателей очередным своим сочинением, озаглавленным «Перед второй Перестройкой»

Отдадим должное молодому литератору. У него ясный и образный язык, агрессивная, атакующая манера изложения, полное понимание гибельности для России, навязанной ей политбюровскими дегенератами либеральной парадигмы развития. В то же время, работы Калашникова полны внутренних противоречий и недоговоренностей, в них остро не хватает политической экономии, научного взгляда на очевидные проблемы, как вчерашнего Союза, так и сегодняшней России. Его апеллирование к «здравому смыслу» болезненно напомнило мне нахрапистую демагогию перестроечных писак, бесстыже охмурявших советских людей своими «авансами и долгами». Нет в науке такого аргумента – «здравый смысл»! В демагогии есть, а в науке - нет. Понятны обращения к т. н. «здравому смыслу» со стороны «охранителей», направляющих свою риторику на живописание идиллических картинок дореволюционного прошлого, на консервацию архаичных общественных отношений в интересах номенклатурных господ, но для футуролога столь легкомысленное отношение к аргументации непростительно.

Обратимся к упомянутой статье.

Что пугающе схоже между двумя периодами? И в СССР 1985-го, и в РФ 2016-го в экономике царит идеологический маразм. В Союзе – ортодоксально-коммунистический, не позволявший действовать по канонам здравого смысла и ведший к гигантским потерям ресурсов, к застою в повышении производительности труда, к замедлению темпов научно-технического прогресса.

Итак, виновником застоя и прочих бед советского общества оказался «ортодоксально-коммунистический идеологический маразм», тормозивший и препятствующий всему на свете. Насчет «маразма» возражений нет, неприятие и удивление вызывает его определение как «ортодоксально-коммунистического». Разве в Советском Союзе был коммунизм? Как же я в своё время мог его просмотреть? И что значит прилагательное «ортодоксальный» в отношении общественно-экономической формации? Коммунизм может быть или научным, или никаким. «Ортодоксальность» есть атрибутика веры, но не науки. Мы же не говорим - ортодоксальный химик или математик, хотя вполне можем сказать ортодоксальный христианин или иудей.

Ладно, отдадим дань молодости и полемическому задору тов. Калашникова, не будем придираться по мелочам. Спросим его о более сущностных вещах и зададим два простых вопроса.

Первый. Что экономически выгоднее – солидарность или конкуренция? Это взаимоисключающие понятия, здесь ответ должен быть однозначным, без всяких уловок, вроде «с одной стороны, с другой стороны…».

Второй. Что справедливее и человечнее – равенство или неравенство людей? Кстати говоря, этот вопрос этическое отражение первого, поскольку в условиях конкуренции никакого равенства быть не может по определению.

Как бы ответил тов. Калашников на эти вопросы, актуальность которых в течении веков и тысячелетий неуклонно возрастает, а политика их игнорирования заводит человечество в гибельный тупик? Марксизм не только дает ответ на эти вопросы, он доказательно вскрывает противоречия капиталистического способа производства, показывает научно обоснованный путь их разрешения, радикально расходящийся и со «здравым смыслом» и с обывательской «логикой». Замечу, что под равенством в марксизме понимается не механистическое уравнивание, а воплощение принципа – от каждого по способностям, каждому по потребностям. В области производства – это равная возможность раскрытия всех своих талантов и способностей на благо общества, в области потребления – равное удовлетворение потребностей физически разных людей. При социализме, как первой фазе коммунистического общества, в тех случаях, когда воплощение полных коммунистических отношений еще невозможно, действует более грубое уравнивание – равенство в труде и равенство в плате. Причем, все жизненно важные потребности уже при социализме удовлетворяются по потребности, бесплатно из общественных фондов – жильё по единым нормам, коммунальные услуги, образование, медицина и т. п. На долю равной платы приходится незначительная часть общих расходов; это не средство к существованию, скорее, «мелочь на карманные расходы», не представляющая особого политэкономического интереса.

Было ли подобное «ортодоксальное» понимание марксизма у советских «вождей»? Нет, не было. Действительно научный социализм входил бы в непримиримое противоречие со всем образом жизни партийной «элиты», ударял бы по карьерным «завоеваниям» номенклатурных дегенератов, лишал бы их сладости ощущения своего превосходства,  «успешности» по отношению к «массам». Не удивительно поэтому, что рецепты реформирования советской экономики, время от времени вытаскиваемые из партийных голов, уводили всё дальше от социализма, в сторону увеличения роли товарно-денежных отношений, углубления социального неравенства, поисков «передовых методов хозяйствования», якобы «раскрепощающих» инициативу и предприимчивость работников. Удивительно другое – то, что, несмотря на провальные последствия этих «реформ», начиная с косыгинской, находятся простаки, которые истово веруют в их правильность и необходимость, поскольку-де, как пишет футуролог:

«СССР в 1985-м оказывался бессильным удовлетворить элементарные нужды своих граждан, мы жили в условиях тотального дефицита и очередей».

Наделение субъектностью государства? СССР был "бессилен"? Бессильным может быть только руководство, т. е. люди, стоящие во главе государства, но никак не само государство. Этих людей народ не назначал, не выбирал. В условиях социального неравенства, привилегированности, кастовости, власть неизбежно дегенерирует, разлагается, что и сказывается на качестве управления. Для такого "руководства" личный интерес становится выше государственного, а вся деятельность сводится к самосохранению, расширению "завоеванных" привилегий и карьерным интригам.

«Дефициты» и очереди были закономерным следствием внедрения элементов капиталистических товарно-денежных отношений в социалистическую плановую экономику. Сегодня некоторым представляется очевидным, не требующим доказательств фактом, то, что насыщение потребительского рынка, витринное изобилие, автомобили в каждом дворе есть зримые плоды «реформ», следствие активизации материального интереса, насаждения рыночных отношений, не без издержек, конечно, но в целом движением в правильном направлении. Это не так. Истинная «заслуга» в создании иллюзии «успешности» либеральных «реформ» принадлежит советской партийной бюрократии, умудрившейся настолько дискредитировать социализм, что в сравнении с его номенклатурным воплощением, любая вселенская катастрофа будет казаться великим достижением, оправдывающим все понесенные жертвы.

Виной тому конкретность мышления, исходящего из «здравого смысла» и не способного подняться выше утилитарно-рассудочных представлений о должном. Тотальным провалом и колоссальным историческим регрессом эти «реформы» будут выглядеть, если сравнивать их не с номенклатурным убожеством «развитого социализма», а с действительно научным социализмом ленинского типа, позволившим бы получить неизмеримо более весомый результат со значительно меньшими издержками.

Такой взгляд ломает все представления о наших «реформах», как о тяжелой, но объективно необходимой для общества меры, а сами «реформаторы» предстают корыстно мотивированными, недалекими и наивными плутами, всерьез воспринявшими примитивную пропаганду враждебного класса.

Реформы в советском обществе действительно было настоятельно необходимы, но проводить их следовало в диаметрально противоположном направлении – в сторону ликвидации всяких «рыночных» атавизмов, всех форм неравенства, предельно плотно, бесшовно» интегрируя всю экономику страны в единое целое, в один огромный плановый нетоварный народнохозяйственный комплекс с равенством труда и равенством платы. Слабая сторона Калашникова, как, впрочем, и всех порядочных людей – излишняя доверчивость, некритичное восприятие интеллигентской парадоксальной «логики», прекрасно отвергающей и ниспровергающей, но не способной породить Истину. Он счел убедительными доводы политических проходимцев о «вреде уравниловки», о «пользе» конкуренции, о необходимости «материального стимулирования» и прочие «откровения», которые всерьез не воспринимались учеными-экономистами уже более века тому назад.

Калашникову недостает политэкономических знаний, без которых его работы будут того же рода – ниспровергающие, но не приближающие к Истине. Для овладения марксизмом совсем не обязательно штудировать десятки томов основоположником, делая на полях пометки карандашом. Достаточно уяснить себе, что солидарность людей, координация их действий, планирование работы в интересах всего общества экономически выгоднее конкуренции и взаимной вражды. Что человек есть высшая ценность и цель общественного развития. Что все блага современной цивилизации, все изобилие нужных и полезных вещей вокруг нас – результат труда и разума человека, а не «рынка», не «капитала», не «инвестиций», не алчности и не корысти. Все эти уродливые обстоятельства – исторический хлам, постыдные реликты минувших эпох, в которых человек рассматривался лишь как средство наживы, в которых господствовал шкурный интерес воров, изощренно маскируемый «свободами», «правами человека», «равными возможностями» и «частной инициативой». Ничего из этого барахла в будущее тащить с собой не следует.

12 августа 2016 г.